Трудности выбора в России в свете окончательной заявки на грант по ВИЧ

2. COMMENTARY
1 Oct 2014
Заинтересованные стороны взвешивают приоритеты: сервисы или адвокатирование?

Концептуальная заявка, представленная 8 сентября для последнего гранта Глобального Фонда по ВИЧ для России, стала прекрасной иллюстрацией головоломки для растущего числа восточноевропейских/центральноазиатских стран: как достичь большего с меньшими затратами, чтобы бороться с расширяющейся эпидемией ВИЧ.

Поскольку все больше стран региона "перерастают" правомочность получения поддержки от Глобального Фонда в связи с классификацией их доходов. Финансовые средства, которые они могли бы подразумевать на поддержку превенции, снижения вреда и других программ, нацеленных на уязвимые группы населения, истощаются. И нет существенных доказательств того, что большинство национальных бюджетов готовы, или  находятся в состоянии заполнить образуюшийся вакуум.

В России ситуация осложняется решением правительства распустить страновой  координационный комитет и ограничить операции иностранных неправительственных организаций. Принятие Глобальным Фондом правил НПО дает возможность действовать в рамках этих ограничений, однако 11,9 миллионов долларов США, выделенных на вопросы ВИЧ до 2017 года, будут представлять последний грант Глобального Фонда для страны - даже если показатели распространения ВИЧ продолжат прогрессировать.

Достаточно осведомленные о сложностях данного сценария, российские НПО поставили перед собой задачу продолжать работать, приняв участие в сессии диалога по страна в кулуарах ВЕЦА конференции по СПИДу в июне 2014 года. Несмотря на решение бойкотировать конференцию рядом неправительственных организаций, более 100 представителей местных организаций присутствовали на сессии с целью приоритизирования наиболее рентабельных и высокоэффективных способов интервенции и деятельности.

Присутствующие на встрече сообщили AIDSPAN, что там сгруппировались два раздельных лагеря, проталкивающих два различных набора приоритетов: те, кто считает крайне важным поддержание уровня предоставления сервисов, в том числе лечения инфицированных и обеспечения материалов для снижения вреда, таких, как безопасные иглы и распространение презервативов, а также те, кто предпочетает инвестировать в адвокатирование с целью попытки изменения национальной политики в области снижения вреда и превенции заболеваний.

Решение сместить акцент с предоставления сервисов к адвокатированию вызвало откровенную и продолжительную дискуссию об эффективности прошлых программ. Многие из тех, кто участвовал в диалоге по стране, в том числе Основной Реципиент - Открытый Институт Здоровья (ОИЗ), открыто признали, что программы обмена игл, консультации и другие мероприятия, проводимые с 2006 года, не в полной мере возымели то воздействие, на корторое они были расчитаны. И с перспективой сокращения бюджета, это, возможно, является моментом для испытания чего-либо инновационного: новой программы, которая подразумевает сочетание предоставления сервисов с адвокационной кампанией с целью преодоления правовых барьеров для более широкого, поддержанного правительством, снижения вреда.

Те, кто оказался в другом лагере, выстроились в ряду с некоммерческим партнерством, известным как ЭСВЕРО: группы, ответственной за выполнение мероприятий по снижению вреда с 2006 года. По утверждению этой группы, если приостановить сервисы в отношении людей, употребляющих инъекционные наркотики, риск распространения ВИЧ станет еще выше.

То, как Российские имплементаторы смогли адаптировать свое программирование к условиям ограниченности ресурсов, может служить моделью и для других стран. Это также предоставляет окно возможностей для развития надежной и всеобъемлющей доказательной базы для будущих операций: это то, что было вложено в основу концептуальной заявки, представленной российскими НПО в начале сентября.

Поскольку доноры сворачивают свою деятельность в регионе, лидерам общественного здравоохранения необходимо создавать эффективные и рентабельные модели, являющиеся устойчивыми после трех-четырех лет сосуществования при поддержке донорских проектов. Это возлагает большее финансовое и операционное бремя на правительства - но также дает им время, чтобы достичь этого, а также разработать и развить сотрудничество с НПО для оказания помощи в проведении работ на уровне общин.

Согласно ОИЗ, это также даст общественным организациям инструменты, необходимые для расширения возможностей ключевых групп населения, чтобы в будущем быть в состоянии защищать собственные права и трансформироваться из бенефициаров в партнеры.

Однако, как считает исполнительный директор ЭСВЕРО Павел Аксенов, отказ от предоставления сервисов  в пользу адвокатирования может стать рискованным выбором, и вполне возможно, что независимо от того, сколько времени, энергии и денег инвестируются в преобразование политической среды, оппозиция со стороны государства, не являющегося дружественно расположенным к проблемам наркоманов, останется непреодолимой. Но в будущем эти компромиссы будут обходится дорогой ценой: неспособностью сдерживать эпидемию и наличием зияющих пробелов, которые некому будет заполнять.

Наиля Виноградова, представляющая ОИЗ, осознает риски, связанные с инородной деятельностью - но она также осознает риски, исходящие из недостаточной эффективности статуса-кво. Теперь все внимание будет приковано к России, чтобы убедиться, что компромисс был правильным решением.

Share |

Leave a comment

Leave a comment